Как чувствует себя шеринг-экономика в период пандемии COVID-19

На пресс-конференции в ТАСС, посвященной экономике Рунета 2019-2020, гендиректор ТИАР-Центра Антон Губницын оценил влияние COVID-19 на развитие шеринг-экономики в России.

По итогам 2019 г. объем рынка шеринга установил рекордный рост – 50% (общий объем рынка превысил 769 млрд руб.), в предыдущем году этот показатель был около 30%.

Как отметил А. Губницын, по результатам марта-апреля можно оценить краткосрочное влияние, как позитивное, так и негативное, пандемии на развитие шеринга в России.  Говоря о позитивных изменениях, в первую очередь следует отметить рост С2С коммерции –  продажу, обмен товарами и услугами между физическими лицами. Потребители стали совершать больше онлайн покупок, что привело к росту спроса на доставку (по данным участников рынка, рост +35%). Динамично растут онлайн-биржи труда, что особенно ощутили профильные площадки в сегменте курьерских услуг, ремонта цифровой техники и виртуальной помощи  – рост в этих сегментах оценивается в 60-70%. Здесь можно ожидать дальнейший рост в связи с растущим запросом на дополнительный заработок на фоне снижающихся доходов населения из-за вынужденного простоя многих компаний.

Негативное влияние пандемии сильнее всего ощутил на себе транспортный сегмент шеринг-экономики. В Москве на сегодняшний день функционируют 8 компаний каршеринга (общий автопарк около 31 тыс. машин). В Москве и Санкт-Петербурге введен запрет на деятельность каршеринговых компаний до мая 2020 г. Введение запрета вызывает вопросы, т.к. общественный транспорт и услуги такси разрешены. Следует признать, что в режиме самоизоляции каршеринг является одним из наиболее безопасных видов транспорта – после личного авто, поэтому полное ограничение деятельности каршеринг-сервисов – неоправданная мера. Ряд сервисов успели перестроиться на курьерскую доставку, но кому-то это не удалось. Пострадал и карпулинг – крупнейший сервис BlaBlaCar приостановил свою деятельность в России с конца марта.

Серьезный спад наблюдается на рынке посуточной аренды жилья. Вследствие закрытия границ России с другими странами и значительного сокращения туристического потока падение количества сделок по краткосрочной аренде квартир доходит до 70%.

«Дальнейший рост шеринга продолжится, – отметил Антон Губницын. – Сейчас шеринг просел там, где есть необходимость физического присутствия. Например, в таких сегментах как транспорт и недвижимость, которые восстановятся после пандемии. Шеринг-экономика – это прежде всего возможность экономить и получать услуги здесь и сейчас в доступном формате – будь то ремонт, поездка в другой город или даже сбор денег на реализацию своего проекта. В связи с падением доходов люди будут искать возможность дополнительного заработка и шеринг может в этом серьезно помочь».